Москва

12 ноября 2018

Москва потрясающий город. Особенно в последние годы она стала настолько красивой, модной, передовой и заполненной людьми, что очень хочется стать невидимым и незаметным дворником или уборщицей. Быть молодой, красивой и хорошо одетой девушкой в Москве очень тяжело, по крайней мере для такого интроверта как я. Такое чувство, что всем до тебя есть сразу же дело, и все смотрят на тебя и пытаются выяснить – как далеко я хочу пойти в погоне за успехом и насколько продвинулась на этом пути. Хожу ли я в «Старбакс» за кофе? Есть ли у меня личный автотранспорт (если нет – «пора уже задуматься!») Что у меня там на личном фронте? Москва – это личный Дудь каждого молодого и подающего надежды человека, который сюда приехал – «Так сколько ты зарабатываешь»??

С одной стороны Москва очень сильно продвинулась в сторону Европы, — какие здесь рестораны, какое обслуживание!! Такой клиентоориентированности как здесь позавидует любой маленький никчемный региональный городишко не только в России, но и в Европе. Но в одном столица нашей Родины так и не сделала шага вперед – западная заповедь ”Live and let live” здесь не работает. Ты должен быть успешен и молод, ну как минимум контркультурен, или проиграешь.

Дружить и любить в такой обстановке, конечно же, очень сложно. Ведь ты все время кому-то что-то должен и постоянно находишься под гнетом стандартов, заданных якобы для всех. Думаете я сотрясаю воздух и вижу все в негативном свете? Согласна до определенной степени. Мы сами притягиваем тех людей, которые вокруг нас, но только в Москве я притягивала таких подруг, одна из которых, узнав, что бойфренд подарил мне устройство для чтения электронных книг сказала: «Странно, конечно, что он не айпад тебе подарил». Расстались мы с этим бойфрендом, кстати, потому что я в тот момент писала диссертацию в Москве, он учился в Оксфорде, и поставил ультиматум: «Либо переезжай ко мне жить, либо прекращаем отношения». Ну не устраивали человека отношения на расстоянии, мне это казалось честным. Я ответила, что не могу переехать и сохранила самые теплые воспоминания о том романе. Тем не менее, другая подруга из универа долго спрашивала, «Нет, расскажи, что случилось на самом деле, не может быть, что тебе реально был диссер дороже перспективы жить в Англии». Шокирующая правда в том, что мне действительно казалось более интересным закончить свою работу, чем переезжать в чужую страну без четких профессиональных перспектив.

И поскольку жила я очень много где, могу с уверенностью сказать, что такого стремления выжить любой ценой и достичь недостижимого нет нигде, кроме сытой, но как волк вечно голодной, и переполненной деньгами и людьми Москвы.

Мне в этом смысле нравится Первоуральск. Место, при упоминании которого любой Москвич представляет затхлую провинцию, которой это село и является. Но для меня это место силы и просветления. Не такое, конечно, раскрученное как Алтай, потому что сюда пока что не ездят инстаграм дивы в погоне за природными красотами и внутренней гармонией, но этим он мне и дорог. Я приезжаю здесь на турбазу, окруженную соснами и тишиной, и разговариваю здесь с прачками и сторожами. Эти люди счастливы и рады тебя видеть. В них есть достоинство и гордость за тот труд, который они ежедневно выполняют для других людей. Как говорил Бэнкси «Нам не нужны герои, нам нужно кто-то кто просто вынесет наш мусор». И те люди, которых мы никогда не видим и которых по-настоящему не знаем, делают за нас всю грязную работу и меньше всего я бы хотела увидеть одну из этих горничных, покоряющей Москву – в режиме «девочки записываемся на ноготочки» днем, и «я самая модная и горячая» вечером в ресторане.

Одна из этих прачек показывает мне фотографии своего ребенка. В молодости она не вышла замуж, своих детей нет и вместо того, чтобы накачать губы, подтянуть лицо и пойти по барам в поисках лучшей жизни, она удочерила девочку из детдома. Она просто ходит на работу, где стирает и гладит и зарабатывает деньги на отдых в Турции со своей дочкой Александрой. Кому-то эта участь может показаться плачевной, но для меня это гораздо более выдающаяся и стоящая жизнь, чем у любой москвички, наконец накопившей на самую модную сумку.

У дворника восемь внучек и внуков, в августе он ждет девятого. У него дом, верный пес и свора отдыхающих детишек, которые бегают за ним как щенки и называет «деда-пират». Его обожают все животные и дети, потому что он настоящий и в его глазах тоже свет и мудрость.

В Москве любят поговорить о литературе, но никто даже одного раза не поговорил с теми, кто всегда был героями этой литературы. Весь Блок про одно – вина интеллигенции перед народом, который на своем горбу кормил страну, пока дворяне читали книжки. Сейчас конечно все не так и «щас-то всех их нет», но та молодежь, которая как сквозь стекло смотрит на тех, кто явно остался в касте «народа» и пристально следит за теми, кто метит в новые дворяне, даже если и читали Блока, чтобы чувствовать себя умнее и значимее, на самом деле мало что поняли.

Так что сколько бы Чехов и Достоевский (ну и Ерофеев, конечно) не писали про «маленького человека», так он здесь и остался маленьким, никто его не увидел и не стал к нему добрее. Ведь теперь он сам виноват в своей жизни, в своем нехитром выборе – работать на заводе, кормить семью, кирять по выходным. Сам не «покорил столицу», не выбился «в люди». Это его решение и его ответственность, и честно – именно этим он мне и дорог.